Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Россия провалилась в «товарную яму»: правительство отчиталось о потере половины импорта

Александр Рюмин/ТАСС

На 75% зависящая от импорта потребительских товаров, на 55% — от импорта лекарств и занимающая меньше 1% на мировом рынке ноу-хау и изобретений, российская экономика после начала войны с Украиной оказалась в сильнейшей торговой изоляции.

Падение импорта по сравнению с февралем в низшей точке достигало 50%, сообщил глава Минэкономразвития Максим Решетников, выступая в среду на съезде РСПП.

И хотя делегации российских чиновников ездили в Азию, уговаривая местный бизнес занять ниши уходящих западных компаний, восстановить провал пока получается плохо. Сейчас спад импорта составляет 40%, сообщил Решетников. Официальной статистики власти уже три месяца не публикуют: Федеральная таможенная служба засекретила данные, ссылаясь на риски «спекуляций».

Данные крупных торговых партнеров России рисуют мрачную картину: поставки из Германии упали на 70%, из Японии — на 76%, из Южной Кореи — на 74%. Китай, на который возлагали надежды в Кремле, не спешит приходить на помощь и сократил экспорт в Россию на 38%.

В целом импорт из стран, которые ввели санкции, просел на 60%, а из не присоединившихся к санкциям — на 40%, подсчитали эксперты Института международной экономики Питерсона (PIIE). Контейнерные перевозки из Европы практически остановились: оборот портов Балтийского бассейна в июне рухнул на 85% год к году.

«На сегодня мы видим, так сказать, „товарную яму“, ассортимент сокращается», — говорит Дмитрий Виноградов, глава Merlion, дистрибьютора Apple и Samsung. И если нехватку гаджетов частично решает параллельный импорт, то с технологиями и товарами для промышленности дело обстоит куда сложнее.

«Норникель» потерял половину традиционных поставщиков оборудования, а попытка договориться об альтернативах обернулась проблемами, сообщил производственный директор компании Николай Степанов. «Надеялись на Китай, но было сложно вести переговоры, пару месяцев нельзя было приехать и посмотреть на производство», — пожаловался он.

«У нас восстанавливается потребительский импорт, а тот импорт, который нам в первую очередь нужен — промежуточный или инвестиционный, — здесь мы видим, что восстановление идёт гораздо сложнее», — подтвердил на съезде РСПП Решетников.

Объявив врагами больше половины мировой экономики, Кремль анонсирует грандиозные планы. Президент Владимир Путин потребовал с технологического нуля воссоздать автопром, научиться производить электронику, а правительство объявило о намерении выпускать по 100 самолетов в год — как во времена СССР.

Но пока чиновники рассуждают о сложном, может ли страна производить хотя бы простые вещи? В год российская экономика выпускает одно одеяло на 70 человек, одно платье на 12 женщин и ни одного утюга на 145 миллионов населения, приводит статистику экономист Яков Миркин.

Превращение в закрытую крепость сулит России «потрясения», считает он: «Весь опыт мировой истории говорит о том, что закрытые экономики угасают».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку