Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Друзья Кремля, или Сомнительная «Альтернатива для Германии»

Суд проверяет, годится ли для партии статус экстремистской организации, региональные ячейки — под наблюдением спецслужб, в партии состоят политики с ультранационалистической и реваншистской риторикой, у партии контакты с РФ… «Альтернатива для Германии» регулярно оказывается в эпицентре скандалов и становится мишенью критики.
«Остановить крымские санкции против России» — гласит агитка «Альтернативы для Германии» Плакат AfD

Но тем не менее АдГ уже стала частью легального политического пространства страны. Как возникла и развивалась эта партия, каким образом ей удается быть популярной и почему в рядах АдГ немало выходцев из России?

Евроскептики, правые популисты, ультраправые…

Франц Йозеф Штраус, легенда западногерманской политики, в 1987 году сформулировал аксиому германского партийного ландшафта: «В ФРГ не должно быть демократически легитимной партии правее ХДС/ХСС». Действительно, с конца 1950-х и до середины 2010-х ультраправые политические силы отсутствовали в Бундестаге и добивались разве что краткосрочных точечных успехов на местных выборах, оставаясь маргинальными. Правые течения существовали в рядах консервативного ХДС в виде фракций и рабочих групп и были вынуждены уживаться с центристами.

Этот заметно отличало ФРГ от других европейских государств, где праворадикальные и правопопулистские партии уже давно стали самостоятельной частью «большой политики». Ситуация изменилась в 2013 году, после появления «Альтернативы для Германии».

АдГ далеко не сразу стала ультраправой. В создании партии принимали участие консервативные университетские профессора и политики среднего звена из праволиберального и правоцентристского спектра. Недовольные монетарной политикой Берлина и Брюсселя, в частности планом «спасения» греческой экономики от последствий мирового кризиса, они предлагали более жесткие, национально ориентированные решения без оглядки на общеевропейскую солидарность. Национал-либералы и правые консерваторы вместе с националистами, представляли две примерно равных по влиянию внутрипартийных группы.

Однако спустя всего два года в партии произошел первый переворот: глава партии Бернд Луке и его сторонники вынуждены были покинуть АдГ и организовать собственный (неудачный) проект. На передний план вышла антимигрантская риторика. Власть в «Альтернативе» получили правые популисты Фрауке Петри и Йорг Мойтен, а также ультраправый бывший функционер ХДС Александер Гауланд. Вскоре два из этих трех политиков также сошли с политической сцены: Петри проиграла внутрипартийную борьбу сразу после прохождения АдГ в Бундестаг в 2017 году, а новый лидер АдГ Мойтен утратил власть и вышел из партии в 2022 году.

В течение последнего десятилетия «Альтернатива» превратилась в «классическую» европейскую праворадикальную силу. Ее экономическая программа запутанна и невнятна, а вот в вопросах внутренней политики акценты расставлены предельно ясно. «Источником бед» объявлены мигранты, мусульмане, левые, сторонники экологических преобразований и равноправия. В АдГ сильны не только архаичные и патриархальные, но и откровенно реваншистские и экстремистские силы. Несмотря на формальных роспуск правоэкстремистских внутрипартийных групп, ключевые политики, олицетворяющие эту идеологию, продолжают играть важную роль в партийной иерархии. Это убедительно доказал недавний скандал: в январе с. г. партийные функционеры присутствовали на совещании, на котором обсуждались планы «ремиграции», депортации из Германии «нежелательных» иностранцев и даже граждан ФРГ с миграционными корнями.

Причины популярности

К началу третьего десятилетия XXI века казалось, что пик популярности АдГ уже позади. К этому времени партия смогла получить места в Бундестаге и всех 16 ландтагах страны, но ее результаты снижались. Если на общенациональных выборах 2017 года партия получила 12,6% голосов, то четырьмя годами позже — только 10,4%. Неудачными были для АдГ и выборы в шести землях на западе Германии в 2020–2022 годах, где партии пришлось довольствоваться лишь однозначным результатом. Некоторые аналитики пророчили партии закат, а неизменно высокие рейтинги на востоке страны объяснялись «местными особенностями».

Холодным душем для противников АдГ стали итоги выборов в крупной и политически значимой западной земле Нижняя Саксония осенью 2022 года: 11% голосов, почти вдвое больше, чем в предыдущий раз! С этого момента рейтинг партии остается на высоком уровне, в январе нынешнего года дошел до 24%. В целом по Германии у «Альтернативы», по опросам, 18–19%, второе место по популярности. В трех федеральных землях, Бранденбурге, Тюрингии и Саксонии, социологи уже который месяц отмечают симпатию к партии в районе 30%, первое место в рейтингах. Сложность ситуации состоит в том, что именно в этих землях выборы состоятся уже в сентябре.

Все опросы последнего года показывают: количество немцев, считающих, что АдГ во власти была бы эффективнее нынешней правящей коалиции, заметно ниже, чем процент сторонников этой партии. Почему же часть избирателей готова отдать свой голос правым радикалам, не ожидая от них профессионализма и улучшения ситуации в стране?

Электорат АдГ состоит из трех больших групп.

Во-первых, убежденные ультраправые, готовые поддержать свое представительство в легальной политике сугубо по идеологическим соображениям.

Во-вторых, «недовольные». Два крупных мировых события, пандемия ковида и большая война в Европе, в значительной степени потрясли личный мир миллионов людей в Германии. Несмотря на то что санитарные ограничения общественной жизни остались в прошлом, а правительству ФРГ удалось смягчить непосредственное влияние войны на благосостояние жителей страны, в первую очередь, избежать гигантского скачка цен на электричество и отопление, «недовольные» рефлекторно ищут «альтернативу» нынешнему курсу, возврата к привычной стабильности.

Наконец, в-третьих, это протестный электорат, который «принципиально против» и воспринимает АдГ в качестве «несистемной силы», хотя эта партия таковой и не является. Если первая группа довольно стабильна, то две оставшиеся весьма пластичны в своих симпатиях. Они нередко принимают решение эмоционально, под воздействием новостной повестки и восприятия реальности и вполне могут «из протеста» проголосовать не за ультраправых, а за крайне левые политические силы. В этом электоральная ахиллесова пята АдГ.

АдГ и Россия

В рядах германских крайне правых представлено два взгляда на возможность сотрудничества с Кремлем. Для одних, классических националистов и реваншистов, это (в силу исторических причин) возможно только ситуативно и в ограниченном объеме, лишь для «возрождения немецкой мощи». Другие же видят в Москве источник поддержки и вполне готовы к кооперации.

Конкуренция двух позиций происходила и в АдГ с момента ее создания. Но контакты российского правительства и «Альтернативы» имеют уже определенную традицию. В 2017 году тогдашнего председателя партии Фрауке Петри принимал в Москве Вячеслав Володин, а ее однопартиец и супруг, депутат Европарламента Маркус Претцель, отправился в Ялту за счет российской стороны. Несколько ведущих политиков АдГ поддержало аннексию Крыма и все прошедшее десятилетие последовательно критикуют западные санкции против России. Журналисты не раз предавали огласке не только поездки депутатов от АдГ в РФ, но и «консультационные встречи» российских дипломатов в Германии и важных фигур из «Альтернативы».

С самого начала своего существования АдГ уделяла значительное внимание работе с русскоязычным электоратом Германии. Партийные стратеги, видя определенные совпадения между программой партии и взглядами части русскоязычных, их политическую незрелость, апатию и восприимчивость к популизму, воспринимали эту многочисленную группу населения страны в качестве резервуара для голосов.

Уже в избирательном списке АдГ на выборах в Бундестаг-2017 фигурировали шестеро выходцев из постсоветского пространства, двое из которых получили депутатский мандат и выступали в парламенте с пророссийских позиций. В нынешнем составе Бундестага присутствует Ойген Шмидт, политик АдГ, родившийся в Усть-Каменогорске. Он часто выступает на российских пропагандистских ток-шоу, заявляет об «отсутствии демократии в Германии», «русофобии» и «преследовании инакомыслящих».

Заявления Шмидта стали неприемлемыми даже для собственной фракции, которой приходилось дистанцироваться от выступлений политика. В феврале 2024 года в германских СМИ появилась информация о длительных контактах с ФСБ одного из сотрудников офиса Шмидта.

Не отстают от Шмидта и некоторые другие депутаты земельных парламентов с российскими корнями. Член парламента Гамбурга Ольга Петерсен, родом из Омска, представляет правоэкстремистскую фракцию в составе АдГ. Она также желанный гость на российском ТВ.

Ее коллега по партии, депутат ландтага Баварии Елена Роон, приехавшая в Германию из Вологодской области, присутствовала в России в роли «наблюдателя» на «президентских выборах»-2024. В своих интервью она хвалила «транспарентность» и «прозрачность» избирательного процесса.      

Запрещать или нет?

В Германии идут дебаты не только о возможности более пристального наблюдения спецслужб за деятельностью АдГ, но и о шансах на запрет этой партии. Сторонники инициативы указывают на ее ультраправый характер, многочисленные расистские высказывания ее политиков и связь высокопоставленных партийцев с правоэкстремистскими структурами.

Однако вероятность запрета АдГ в ближайшем будущем крайне мала. Решение о прекращении деятельности политической партии находится исключительно в компетенции Конституционного суда. Законы намеренно предписывают крайне сложную процедуру запрета партии — в качестве инструмента пресечения политического давления.

За 75 лет существования ФРГ партии были запрещены лишь дважды, коммунисты КПГ и «ремейк» НСДАП, обе в 1950-х годах. В 2017 году закончились многолетние слушания относительно ликвидации НДПГ. Суд признал ее правоэкстремистский характер, но отказал истцам по причине «невозможности для этой партии достигнуть антиконституционных целей». Скептики считают, что гипотетический иск по запрету АдГ ждет похожая судьба либо он даже не будет принят к рассмотрению.

Немало наблюдателей утверждают, что сам факт начала судебных слушаний может сыграть на руку ультраправым. Партия незамедлительно воспользуется таким информационным поводом и представит инициативу в виде «преследования настоящей оппозиции», что может принести ей дополнительные симпатии неискушенных избирателей.

В демократических кругах страны говорят о том, что АдГ, щедро раздающую нереализуемые популистские обещания и обладающую крайне ограниченным числом специалистов, можно и нужно побеждать политическими методами, в ходе избирательных кампаний и за счет просветительских акций.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку