Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Любой, кто согласен с применением смертной казни, причастен к ней»

Бывший президент, народные депутаты, главы силовых ведомств, главы регионов, политические аналитики, социологи, юристы и моя соседка тетя Маша уверяют, что время пришло – необходимо вернуть смертную казнь.
В прошлом России смертная казнь была весьма распространенным явлением Public Domain

Смертная казнь на Руси возникла не случайно, а через симбиоз кровной мести и последующего иностранного (зачеркнуто) византийского вмешательства. Кровная обязанность лица свершить возмездие, подкрепленное религиозными установками, предписывающими мстить за убитого для «успокоения его души», утверждающими «невозможность загробной жизни без отмщения».

Исторический контекст

Яркий пример, производящий впечатление своей изобретательностью, — месть княгини Ольги за гибель мужа, Игоря Рюриковича, от рук древлян в 945 году. После почти годовой осады древлянского города Ольга предложила заключить «легкий мир» при условии выплаты символической дани в виде трех голубей и трех воробьев от каждого двора — а затем к каждой птице привязали фитиль и подожгли. Дешево, красиво, справедливо, а главное — душа покойного мужа точно теперь в порядке.

Далее кровная месть эволюционирует и постепенно перестает быть индивидуальной проблемой. С развитием государства на первый план выходят общественные отношения, права и блага, требующие защиты. И с принятием христианства византийское духовенство начало вносить в государственное строительство элементы византийской правовой системы, которая включала в себя и смертную казнь. И хотя все проблемы на Руси всегда были от иностранцев, выяснилось, что «правом защищенная казнь» — удобный инструмент для достижения различных политических целей. Например, как средство избавления от конкурентов и инакомыслящих. Факты такого использования института смертной казни лицами, обладающими властными полномочиями, имели место на протяжении всей истории существования государства на Руси. Примеров больше, чем хотелось бы, например официальная казнь Михаилом Романовым через публичное повешенье трехлетнего сына Марии Мнишек и Лжедмитрия Второго.

Постепенно на смену «обиде» приходит «лихое дело», целями наказания к XVI веку окончательно утверждаются устрашение и обезвреживание преступника — и это приводит к постепенному изменению общественного правосознания, которое не только признает этот вид наказания, но и поддерживает его применение безоговорочно.

И вот уже указы XVII века изобилуют угрозами смертной казни за незначительные преступления, например за обмен польских чеков на рубли. Вошли во вкус, так сказать. В петровскую эпоху вся мощь государства была направлена на неукоснительное соблюдение предписаний верховной власти (реформы не все понимают, но все должны исполнять и желательно без вопросов): «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». И кратенько также о «пользе и прибытке общем», о том, что Петр старается о народной пользе и «для того заводил разные перемены и новости». И тут же меняется риторика, теперь преступление рассматривается не только как «лихое дело», но и как «вред государству».

Например, указ от 24 декабря 1714 года определяет преступление как «все то, что вред и убыток государству приключить может». При Петре смертная казнь применялась за 123 вида преступлений. Например, отсечение головы применялось в основном к военнослужащим и отрубалась она по-новому, по-реформаторски уже не топором — а мечом. Личность, как таковая в тот период заслуживала государственную защиту только до тех пор, пока могла быть полезной государству в достижении поставленных целей. 

При Елизавете Петровне смертная казнь ограничивается. По возрастному критерию: дети до 17 лет не подлежали смертной казни, хотя ранее по рекомендации церковных представителей казнили с 12 лет.

Следующий яркий период в развитии института смертной казни связан с Николаем I и его расхождением во мнениях с декабристами. Суд над ними осуществлялся не Сенатом, которому были подсудны такие дела, а специально созданным императором Верховным уголовным судом. В состав суда входили 72 человека из разных «государственных сословий», что должно было показать негативное отношение к восстанию всего русского общества. Процесс проходил со множеством нарушений, и в результате было вынесено 36 смертных приговоров, 5 из которых — четвертованием. Впоследствии они были заменены повешением, а остальные — каторгой. Но при этом публично Николай I пытался казаться убежденным противником такого вида наказания.

Интересным периодом для рассматриваемого вопроса может служить и первая половина двадцатого века. Для иллюстрации можно привести высказывание В. И. Ленина по поводу борьбы со спекулянтами и грабителями: «Пока мы не применим террора — расстрел на месте — к спекулянтам, ничего не выйдет, кроме того, с грабителями надо также поступать решительно — расстреливать на месте». И товарищ совсем не шутил. УК РСФСР 1922 года содержал около сорока прямых или косвенных упоминаний о возможности применения смертной казни, причем за преступления против личности данная мера наказания не предусматривалась.

Виды законного лишения жизни

Кратко перечислим, что из наказаний было представлено в ассортименте в разные исторические периоды в России (мы же по конституции чтим память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость):

  • Залитие горла расплавленным металлом — оловом или свинцом. Больше применялось к фальшивомонетчикам.
  • Окопание. Эксклюзив для женского пола за убийство мужей. Женщину закапывали стоя в землю, на поверхности была только голова.
  • Сожжение. За предательство веры.
  • Четвертование. Отсекали сперва руки и ноги, а потом голову. В общей массе за бунтарство и другие политические статьи.
  • Колесование. Приговоренному дробили тяжелым колесом руки и ноги, а затем, положив на то же колесо, поднимали на длинный шест, раздробленные конечности свешивались. Активно применялось во время Северной войны.
  • Посажение на кол. Осужденного сажали на заостренный конец кола, который могли смазать предварительно жиром. Петр Первый таким способом расправился со Степаном Глебовым, любовником его сосланной в монастырь жены Евдокии.
  • Повешение за ребро на железном крюке. За воровство и разбой.
  • Простое повешение. Казнь позорная, поэтому преступлений, за которое она полагалась, было много.
  • Потопление. Применялось, когда казнить нужно было сразу много людей, через удар дубиной на краю водоема или проруби. Для бунтарей и мятежников.
  • Отсечение головы. Скучно, но зрелищно. Обширный набор статей.
  • Расстрел. Воровство, воинские преступления, убийства и т. д.

Надо признать, что в области узаконенного убийства Россия значительно отставала от Европы. Вот, например, казненный в 1305 году в Лондоне шотландский мятежник (борец за свободу) Уильям Уоллес был подвергнут поистине страшной казни. Сначала его повесили на виселице — но не насмерть, затем, еще живого, кастрировали и выпотрошили, а его гениталии и внутренности сожгли в пламени у него на глазах. И уже затем то, что осталось от Уоллеса, обезглавили. После этого его тело разрубили на четыре части, а голову выставили на Лондонском мосту — насаженной на пику. 

Должен же нож гильотины затупиться на чьей-то голове!

Уроженец Калининграда, популярный сейчас в России философ Иммануил Кант видел единственный смысл уголовного наказания в осуществлении справедливости: закон подлежит безусловному исполнению как выражение высших нравственных установлений вне зависимости от внешних целей и соображений. Абсолютность кантовской трактовки состоит в том, что она стремится лишь к справедливому соотношению между преступлением и наказанием. Единственно разумной и приемлемой формулой определения возмездного воздаяния для Канта является принцип талиона: «око за око, зуб за зуб», равное за равное. Соответственно, единственным возможным наказанием за убийство признается смертная казнь.

Столь прямолинейный подход не учитывает возражений: государство в силу своего публичного характера не может быть орудием мести частного лица, а в качестве третьего лица не обладает данным правом. Мера наказания как акт возмездия, при котором смертная казнь становится посягательством на жизнь преступника со стороны государства, ограничением его прав на жизнь, не может быть морально обоснована, в том числе и по тем причинам, что преступник также общественное существо, часть государства.

Наиболее сейчас приемлемым и обоснованным подходом к определению сущности смертной казни считают ее понимание как меры социальной защиты. Этот подход нейтрализует противоречия, вызываемые рассмотрением смертной казни как наказания, поскольку она интерпретируется в качестве способа охраны общества от преступных посягательств, правового ограничения, сдерживающего фактора. На первый план выходит цель предупреждения преступлений.

Статистикой такой подход не подтверждается, но населению спокойнее. В качестве примера можно привести яркий зарубежный опыт XVIII века, когда в Англии количество тяжких преступлений было выше, чем во Франции, где населения больше, — несмотря на то что в Англии в то время существовал и действовал так называемый «кровавый кодекс», позволявший выносить свыше 200 смертных приговоров ежегодно. 

Можно ли и нужно ли возвращать смертную казнь в России?

Определение Конституционного суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 года — вот в чем основная сегодня загвоздка.

До этого было постановление Конституционного суда от 2 февраля 1999 года, в котором было разъяснено, что до введения на всей территории РФ судов присяжных наказание в виде смертной казни назначаться не может — так как в ст. 20 Конституции РФ четко говорится о том, что все преступления за которые полагается смертная казнь, должны рассматриваться судом присяжных.

К 2010 году суды присяжных создали. Казалось бы, вот оно «счастье», но в то время Россия всеми фибрами своей души стремилась оставаться в Совете Европы. Поэтому и возникло разъяснение Конституционного суда от 2009 года, чтобы понять, есть ли еще какие-либо основания для моратория в угоду зарубежной общественности. И вот Конституционный суд пришел к заключению, что в России действует длительный мораторий на применение смертной казни, в результате чего «сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого — с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя РФ, — происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни».

Также в той же ст. 20 Конституции РФ смертная казнь обозначена как «носящая временный характер впредь до ее отмены» и допускаемая лишь в течение определенного «переходного периода», который уже прошел.

Таким образом, если все же общество настаивает, есть два пути возврата к убийству от имени государства:

  • Пересмотр (кардинально) Конституционным судом своего постановления от 2009 года. Далее в быстром порядке довводятся суды присяжных на новых территориях или просто отказываются от всей этой лишней «толпы», но уже через придумывание новой Конституции РФ.
  • Изменение ст. 20 Конституции через созыв Конституционного собрания, которое должно принять опять же новую конституцию, одобрив ее двумя третями голосов или вынеся на всенародный референдум (долго, дорого, неудобно).

Налицо все предпосылки того, что если государство пойдет на отмену моратория, то речь будет идти не о главе, например, 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (в том числе педофилия), а скорее, о главе 24 «Преступления против общественной безопасности» (в том числе терроризм и экстремизм). И если сравнивать эти два вида преступлений, то определенно можно сказать, последний представлен поверхностно и дает обширное поле для трактовки. Например, никто не может гарантировать, что те или иные высказывания, размышления, даже сочувствие (исходя из сегодняшних статей УК РФ) не будут трактоваться как пособничество терроризму. А если добавить некоторые иногда обоснованные сомнения в качестве и профессионализме следственных органов, не всегда можно будет уберечь общество от ошибки в выявлении виновного и далее осужденного и даже расстрелянного.

Сегодня перечень преступлений, по которым может быть назначена смертная казнь, таков:

  • убийство с отягчающими обстоятельствами;
  • посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля;
  • посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование;
  • посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа;
  • геноцид.

Определенно, смертный приговор — своего рода индикатор эволюции общества. А общество должно быть всегда лучше индивидуума, который может себе позволить месть и праведный гнев. Человек слаб. Но если есть сомнения в обществе, в его честности, ответственности, последовательности и профессионализме, о какой справедливости может идти речь, скорее, об элементарном убийстве в угоду индивидууму.

***

Когда ему сказали: «Афиняне осудили тебя на смерть», — Сократ ответил: «А природа осудила их самих».

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку