Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Путин, Си и пределы дружбы

kremlin.ru

4 февраля — за три недели до вторжения России в Украину — Владимир Путин встретился с Си Цзиньпином в Пекине. В совместном заявлении двух лидеров говорилось, что дружба между Россией и Китаем «не имеет границ».

Спустя семь месяцев Си, возможно, сожалеет об этих словах. Выступая перед заседанием Шанхайского совета сотрудничества в Узбекистане, Путин пообещал ответить на все «вопросы и опасения», которые есть у Китая в связи с войной в Украине.

Ни Путин, ни Си не стали обсуждать эти опасения публично. Но о них нетрудно догадаться. Война ослабила Россию, дестабилизировала Евразию и укрепила западный альянс. Ничего из этого не выглядит хорошо, если смотреть из Пекина.

Заявление от 4 февраля ясно показало, что в основе российско-китайской дружбы лежит общая неприязнь к американскому глобальному лидерству. Быстрая победа России в Украине — всего через несколько месяцев после хаотичного ухода Америки из Афганистана — стала бы еще одним серьезным ударом по престижу и власти США.

Это вполне устроило бы Пекин; и, возможно, даже подготовило бы почву для нападения Китая на Тайвань. И напротив, затянувшийся конфликт в Украине — и перспектива поражения России — является серьезной стратегической неудачей для Китая. Как говорит Найджел Гулд-Дэвис из Международного института стратегических исследований: «У Китая есть множество причин быть несчастным».

Самая очевидная — в том, что Россия является самым важным международным партнером Китая. Эти две страны не являются формальными союзниками. Но они поддерживают друг друга на международных форумах и проводят совместные военные учения. Первый зарубежный визит Си после того, как он вступил на пост, — поездка в Москву. Си назвал Путина своим «лучшим другом». Но теперь его приятель выглядит неудачником. А дружба Китая с Россией выглядит скорее поводом для стыда, чем преимуществом.

Помимо ослабления самого важного международного партнера Китая, война в Украине спровоцировала возрождение западного альянса. Лидерство США снова выглядит уверенным и эффективным. Американское оружие помогло переломить ход конфликта. Новые страны выстраиваются в очередь, чтобы присоединиться к альянсу НАТО. Китайские государственные СМИ любят подчеркивать неумолимый упадок Запада. Но внезапно западный альянс выглядит довольно бодро.

Пекин мог хотя бы утешаться тем, что «глобальный Юг» оказался нейтральным, а иногда даже негласно пророссийским в этом конфликте. Это важно, потому что борьба за лояльность стран Африки, Азии и Южной Америки является важной частью соперничества Китая с США.

Но настроения на глобальном юге меняются. На саммите в Самарканде премьер-министр Индии Нарендра Моди публично упрекнул Путина, сказав ему, что «сегодняшняя эпоха — не военная». Российскому лидеру пришлось пообещать: «Мы сделаем все возможное, чтобы остановить это как можно скорее». На прошлой неделе на Генассамблее ООН Индия присоединилась к 100 другим странам, проголосовавшим за то, чтобы позволить Владимиру Зеленскому, президенту Украины, выступить с виртуальным обращением. Всего шесть стран присоединились к России, выступившей против речи. Китай воздержался.

Си любит подчеркивать свое стремление к стабильности. Но война спровоцировала нестабильность в Евразии. Азербайджан только что напал на Армению, которая является союзником России. Боевые действия также вспыхнули между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Серьезно ослабленная и сконфуженная Россия является для Китая куда менее полезным партнером. А итоги войны раскрываются постепенно. 

Абсолютным кошмаром для Пекина станет падение Путина и его замещение прозападным правительством, что маловероятно, но не невозможно.

Конечно, ослабленная Россия приносит Китаю и некоторые выгоды. Москва сейчас все больше экономически зависит от Пекина. Недавно Путин мрачно упомянул о жесткости, с которой Китай ведет коммерческие переговоры.

Некоторые вашингтонские аналитики идут еще дальше, утверждая, что война в Украине навсегда заставит Москву оказаться в кулаке Пекина, одновременно отвлекая США от противостояния с Китаем. Они утверждают, что решение Америки заключить пакт с Китаем в 1971 году стало поворотным моментом в холодной войне. Теперь, как они опасаются, происходит обратное — и ось Китай-Россия ужесточается.

Но этот аргумент рассматривает великие державы как свободные от любых ценностей фигуры на стратегической шахматной доске. Реальность такова, что Россия и Китай сформировали неформальный союз, потому что их мировоззрения имеют много общего. Маловероятно, что кто-то из них развернется на 180 градусов и решит присоединиться к Америке. Именно Америка является проблемой, которую они пытаются решить.

Представленное 4 февраля российско-китайское партнерство также было в значительной степени личной сделкой двух сильных лидеров. Путину и Си явно нравился стиль друг друга, и они считали себя воплощением своих наций. Они были, по словам Александра Габуева из Московского Центра Карнеги, «царем и императором».

Но теперь, когда Путин больше похож на Николая II, чем на Петра Великого, Си должен сожалеть о том, что когда-то так искренне принял своего российского коллегу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку