Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Россия: что дальше?» Смена режима мало что изменит, считают в Давосе

World Economic Forum (CC BY-NC-SA 2.0)

«Я не удивлен, что зал полон, хотя никого из россиян здесь нет», — так президент Eurasia Group Иэн Бреммер начал сессию «Россия: что дальше?» на саммите Всемирного экономического форума в Давосе.

Из дискуссии экспертов можно сделать несколько выводов:

  • точек соприкосновения у России и Украины, которые могли бы стать основой для прекращения военных действий, нет;
  • Путин считает себя великим лидером, строящим великую Россию, и не потерпит того, что Зеленский переиграл его на международной арене;
  • в случае смены режима в России ее позиция в противостоянии с Украиной и Западом не обязательно смягчится;
  • мощная реакция на агрессию и собственные провалы сильно подорвали возможности России как в противостоянии НАТО, так и в развитии международных экономических связей в будущем.

«Они ошеломлены»

Российское руководство неоднократно заявляло, что те или иные шаги Запада (расширение НАТО, поставки оружия Украине и проч.) являются для него красными линиями. Однако все красные линии, даже те, что еще были после вторжения, испарились, отметил Бреммер: поставки оборонительных вооружений сменились поставками наступательных, разведданные публикуются в режиме реального времени, масштаб и жесткость санкций беспрецедентные, Финляндия и Швеция подали заявки на вступление в НАТО. Однако при всех громких заявлениях никаких ответных действий Россия так и не предприняла.

«У русских могли быть красные линии, но они ошеломлены и не способны ответить. Они совсем не в том положении, в котором, как все думали, они окажутся», — считает Карин фон Хиппель, гендиректор британского Королевского объединенного института оборонных исследований. Кроме того, «мы вообще не знаем, что Путин думает, в чем его красные линии», интересуется ли он тем, что происходит на самом деле, говорят ли ему правду, добавила она.

Практически все, что было в запасе, русские уже использовали в противостоянии с Украиной, отметил Самир Саран, президент индийского аналитического центра Observer Research Foundation. Что касается вступления Финляндии и Швеции в НАТО, то в России его воспринимают как «нордическую форму участия в альянсе», высказал мнение Александр Стубб, директор Школы транснационального управления Европейского университетского института и бывший премьер-министр Финляндии: «Дания, Норвегия и Исландия — члены НАТО со дня основания, но никогда не рассматривались в России как угроза». Кроме того, это своего рода «путинское расширение» — ответ на его действия, поэтому в России к нему будут относиться спокойно, считает Стубб. Еще одна причина, по его мнению, — серьезные проблемы российских войск в Украине, «решать множество задач им сейчас не под силу»:

Путин занят обеспечением своего наследия, он хочет выглядеть наравне с великими — Сталиным, Петром Великим, иметь одну Россию с одним языком, одной религией, одним лидером. Поэтому у него не остается времени на Финляндию и Швецию.

Злодей и герой

Из-за этой идеи единой России сложно предположить, как в глазах Путина может выглядеть победа, считают эксперты. Явно не так, как в глазах Владимира Зеленского. «Зимняя война СССР с Финляндией в 1939–1940 гг. длилась 105 дней, эта будет длиться гораздо дольше, но сколько — у меня нет ответа. Потому что в обозримом будущем нет возможности для достижения сторонами какой-то общей позиции», — сказал Стубб.

Зеленский за прошедшее время показал, что он сильнее, стал международным героем, получил широкую поддержку, добился поставок оружия, перечислил Бреммер. «Способен ли Путин жить с этим?» — задал он вопрос. «Нет, неспособен, — полагает Стубб. — Потому что не только Запад так считает, но в целом Путин выглядит злодеем, а Зеленский — героем, и большая страна совершает агрессию против меньшей».

«Я не думаю, что Путин откажется от своего видения, что Украина — часть России», — сказала Хиппель. При этом она подчеркнула, что это война Путина, а не российского народа, «даже не российских солдат, которые не знали, куда их отправляют». Но нужно внимательно следить за тем, будет эта разница между россиянами и Путиным увеличиваться или сокращаться, считает Саран:

Если второе, то для Европы наступит ужасное десятилетие. Потому что мы знаем: если российское общество против чего-то объединяется, оно становится очень выносливым. И противостояние продлится долго.

Одна система власти

В российском руководстве многие недовольны Путиным, готовятся к его уходу и даже ищут ему замену, сообщила «Медуза»* со ссылкой на близкие к Кремлю источники. Президент якобы настроил против себя и партию войны, и тех, кто хочет мира. Представители первой хотят активизировать боевые действия, вторые видят, что экономика начинает разваливаться под ударами санкций, о которых Путин не подумал. Саран считает, что в случае смены режима следующий лидер начнет не отменять то, что Путин сделал, а пытаться завершить то, что Путин начал.

Позиция России не обязательно смягчится в случае смены режима, согласен Стубб. С начала XVII в., когда после Смутного времени к власти пришли Романовы, в России всегда была одна система власти, пояснил он, — жесткая иерархия с полной зависимостью от лидера всех — и политического слоя, и олигархов. «Единственное исключение — правление Бориса Ельцина с 1991 по 1999 гг. Поэтому даже не очень важно, будет ли Путин или кто-то другой», — считает Стубб.

Мы не знаем, кто придет Путину на смену — кто-то похожий или Алексей Навальный, поэтому нужно планировать и готовиться минимизировать возможные негативные последствия, сказала Хиппель.

Нечего предложить

Вернуться к довоенным отношениям с Путиным невозможно, разве что отдельные страны могут так поступить, считает она: «На международной арене Путин уже стал парией, никто на Западе никогда не пожмет ему руки». Да и мало кто в принципе с Россией захочет иметь дело в будущем, считает Саран. Он защитил позицию Индии, которая не выступила с открытым осуждением агрессии: «Вопрос не в том, должна ли Индия делать выбор, иметь дело с Россией или нет. Если Россия не приведет в порядок свои дела, у нее не будет шансов на участие в будущем Индии, в развитии ее экономики. Россия себя вычеркивает. Это не мы что-то делаем с ними [Россией], это результат того, что они делают сами».

Многие говорят, что Китай развернется к России, сказал Стубб: «Нет, она станет в какой-то степени его вассалом, а он будет балансировать между Западом и Россией. Потому что не хочет подпасть под вторичные санкции, потому что европейский рынок для него на порядок больше российского». Саран добавил:

Для меня вопрос в том, может ли Россия что-нибудь предложить миру. В нынешней ситуации она не может предложить никакого партнерства, никаких выгод.

* Власти РФ считают «иноагентом»

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку