Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Может возникнуть дефицит». Россия попросила Казахстан помочь с ввозом продуктов

По мере того как запасы на складах истощаются, а торговая блокада со стороны западных стран усиливается, федеральные розничные сети ищут лазейки, чтобы ввезти в страну продовольствие и наполнить полки своих магазинов.

«Магнит» и «Лента» — второй и третий ретейлеры в РФ по количеству супермаркетов — ведут переговоры о поставках через Казахстан, сообщил руководитель управления предпринимательства и инвестиций Алматы Еркебулан Оразалин.

Сети, владеющие в общей сложности двумя десятками тысяч магазинов, хотят наладить ввоз товаров, которые «ограничены для поставки на российский рынок, и может возникнуть их дефицит», сказал Оразалин.

Речь идет именно об импортных товарах, подчеркнул он, добавив, что «это сложный процесс, связанный с рядом международных ограничений».

По данным Федеральной таможенной службы, в прошлом году Россия ввезла продовольствия на $26,95 млрд, потратив на него каждый десятый доллар расходов на импорт.

В январе 2022 года поставки увеличились на 23,2%, до $2,157 млрд. А начиная с февраля ФТС засекретила таможенную статистику, чтобы «избежать спекуляций».

Помощник президента по экономике Максим Орешкин, впрочем, проговорился: в марте, после начала войны, импорт рухнул «на десятки процентов».

Торговля с ЕС оказалась практически парализована после того, как крупнейшие контейнерные перевозчики отказались работать с Россией, а затем пятый пакет санкций запретил въезд грузовиков и вход в европейские порты судам под российскими флагами.

В Северо-Западном морском бассейне — ключевом для поставок из европейских стран — спад контейнерных перевозок составляет 90-95%, по оценке УК «Дело», одного из крупнейших в стране логистических операторов.

Экономика живет «на запасах», но этот период закончится во втором-третьем квартале, говорила 18 апреля глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина.

Влияние санкций начнет распространяться на реальный сектор, а экономика вступит в «непростой период» структурной трансформации, когда бизнесу придется искать новые модели существования и новых поставщиков, предупредила она.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку